корабль призрак подводная лодка фильм глубина
 
.
 
Корзина
0 товаров
На сумму 0.00 руб
Интернет-магазин

/ КАРЛ ПОППЕР

Это не жесткий закон универсально возрастающего процесса разложения. Правильнее было бы сказать, что это — закон возрастания склонности к разложению. Иначе говоря, опасность или вероятность разложения возрастает, но не исключается возможность и чрезвычайно редких движений в обратном направлении. Как показывает только что приведенный отрывок из Платона, очень хорошая душа может преодолеть изменчивость и разрушение, а очень дурная вещь — например, очень дурной город — может быть улучшен путем изменения.

анализ карл поппер открытое общество его враги

Для того, чтобы такое улучшение приобрело хоть какой-то смысл, нам следует увековечить его, т. В соответствии с ней, человек, высочайшее из животных, создан богами, а другие животные произошли от него в процессе вырождения и разложения. Сначала некоторые мужчины — трусы и жулики — выродились в женщин. Те, кому недоставало мудрости, постепенно выродились в более низких животных. Эту теорию можно применить и к описанию человеческого общества, и к описанию его истории. Она может объяснить пессимистический закон развития Гесиода 4. Если можно доверять историческому свидетельству Аристотеля которое было приведено в предыдущей главето теория форм или идей сначала была предложена как отклик на методологическую потребность в чистом и рациональном знании, невозможном в мире текучих чувственных вещей. Теперь мы видим, что эта теория гораздо шире. Помимо выполнения чисто методологических функций, она представляет собой теорию изменчивости. Она описывает общее направление развития всех текучих вещей, указывая тем самым на историческую тенденцию вырождения, свойственную человеку и человеческому обществу. Вместе с тем она не ограничивается и этим; как мы увидим в главе 6, теория форм определяет характер политических требований Платона и даже средств их реализации. Если, как я полагаю, философские учения и Гераклита и Платона коренились в их социальном опыте — в особенности в опыте классовых войн и в гнетущем чувстве распадающегося на части социального мира, — то можно понять, отчего Платон, осознав, что теория форм может объяснить тенденцию к вырождению, уделял ей так много внимания. Он приветствовал ее как решение самой глубокой мистической загадки. Гераклит не сумел с этических позиций прямо осудить тенденцию политического развития; Платон же в своей теории форм создал теоретическую основу для пессимистических суждений в духе Гесиода. Однако величие Платона-социолога заключается, конечно, не в общих абстрактных спекуляциях о законе общественной деградации. Напротив, оно коренится в ценности и тщательности его наблюдений, в удивительной остроте его социологической интуиции. Он видел то, что до него никто еще не видел и что было заново открыто только в наше время. В качестве примера можно упомянуть его теорию предыстории человечества, истории племенного патриархата и вообще его попытку выделить типичные периоды в развитии общественной жизни. Другой пример — это платоновский социологический и экономический историцизм, его внимание к экономической подоплеке политической жизни исторического развития.

Этот закон служил у него основой анализа средств задержки политических изменений и создания социального равновесия, и он недавно был переоткрыт теоретиками тоталитаризма, в частности, В. Теперь я перехожу к более подробному обсуждению названных вопросов. В особенности меня будет занимать третий вопрос — теория революции и равновесия. Несмотря на некоторые незначительные различия, эти диалоги, местами повторяя, местами дополняя друг друга, весьма сходны между собой. В рамках социологических доктрин, разрабатывавшихся Платоном, существует одно важное различие, обусловленное чисто спекулятивными трудностями, которые, по-видимому, беспокоили Платона. Предположив, что начальной точкой развития было совершенное, а потому и не подверженное разложению государство, он испытывал затруднение объяснить причину первого изменения — Падения человека, которое и запустило часы истории 4. В следующей главе мы узнаем о попытке Платона решить эту проблему, однако сначала я попытаюсь дать общий обзор его теории социального развития. Этот идеальный город-государство был настолько совершенен, что трудно даже представить, как он мог вообще изменяться. И все же он изменялся, а вместе с изменениями началась и гераклитова распря — движущая сила всех перемен. За ней идет олигархия — правление богатых семейств. Как видно из только что приведенного отрывка из сочинений Платона, история социального разложения является для него историей болезни: Подобно тому, как описание типичного течения болезни не всегда применимо к каждому отдельному больному, так и платоновская теория социального разложения не претендует на применимость к каждому отдельному городу-государству. Однако она претендует на описание как первоначального направления социального развития, породившего основные формы конституционного упадка, так и типичного хода социальных изменений 4. Таким образом, Платон стремился выделить эволюционную последовательность смены исторических периодов, т. Эта попытка была возобновлена Руссо, а Конт, Милль, Гегель и Маркс сделали это занятие модным. Если учесть небольшой объем исторических сведений, доступных Платону, то его система исторических периодов окажется ничем не хуже теорий современных историцистов.

Основное различие между ними состоит в оценке направления движения истории. Если аристократически настроенный Платон проклинал исследованное им историческое развитие, то современные историцисты приветствуют его, уверовав в закон исторического прогресса. Перед тем, как перейти к подробному обсуждению концепции совершенного государства Платона, я хотел бы остановиться на кратком анализе той роли, которую играют в его теории экономические интересы и классовая борьба в процессе перехода общества от одной из только что перечисленных платоновских четырех форм государственного устройства к другой. Платон говорит, что первая форма вырождения совершенного государства — тимократия, т. Важно отметить, что Платон открыто отождествляет это наилучшее и древнейшее из всех существовавших государств с дорийским государственным устройством Спарты и Крита и утверждает, что оба эти аристократические государства на самом деле представляли собой самые ранние формы политической жизни в Греции. То, что Платон говорит нам о государственном устройстве Спарты и Крита, содержится главным образом в его блестящих описаниях наилучшего или совершенного государства, подобием которого является тимократия. Основное различие между наилучшим, или идеальным, государством и тимократией состоит в том, что последняя содержит некоторый элемент нестабильности. Когда-то единый патриархальный правящий класс теперь оказывается разъединенным, а эта разъединенность низводит государство на следующую ступень, и тимократия вырождается в олигархию. Так он становится честолюбивым и жаждет отличий. Однако решающим фактором при переходе от тимократии к олигархии становятся конкуренция и собственнические интересы. Так возникает первый классовый конфликт: Установление олигархии грозит началом гражданской войны между олигархами и беднейшими классами: Гражданская война приводит к установлению демократии: Платоновское описание демократии является живой, но глубоко враждебной и несправедливой пародией на политическую жизнь Афин и на демократические убеждения, прекрасно сформулированные Периклом примерно за три года до рождения Платона. Платоновская характеристика демократии — блестящий образец политической пропаганды, и можно представить себе, сколько вреда она принесла, если даже такой человек, как Дж. Иногда кажется, что, когда Платон, говоря словами Адама 4.

Аргументы он заменяет инвективами, отождествляя свободу с беззаконием, вольность со вседозволенностью и равенство перед законом с безначалием. Демократов он называет распутниками, скупердяями, наглецами и бесстыдниками, свирепыми дикими зверями, рабами любого своего каприза, живущими исключительно ради удовольствий и удовлетворения нечистых желаний. И эти слова Платон в роли главы Академии вкладывает в уста Сократа, забывая о том, что Сократ никогда не был учителем и что даже в последние годы своей жизни он никогда не казался раздражительным и властным. Здесь Платон все же отдает дань своему родному городу, хотя и помимо своей воли. Величайшей победой афинской демократии навсегда останется гуманное отношение к рабам, сохранившееся несмотря на антигуманную пропаганду, которую вели такие философы, как Платон и Аристотель: Гораздо более ценным, хотя и оно продиктовано ненавистью, является платоновское описание тирании и особенно перехода к ней. Рассуждая о тирании, Платон подчеркивает, что он говорит о предмете, который хорошо узнал на личном опыте 4. Несомненно, что при этом он имеет в виду сиракузского тирана Дионисия Старшего. Переход от демократии к тирании, говорит Платон, может быть легко осуществлен народным вождем, который знает, как использовать существующий в демократическом обществе классовый антагонизм между бедными и богатыми, и которому удается собрать достаточное число телохранителей или создать собственную армию. Люди, которые сначала приветствовали его как борца за свободу, вскоре оказываются порабощенными. При тирании создается самое презренное государство. Различные формы существующих государственных устройств и здесь истолковываются в качестве неточных копий истинной модели или истинной формы государства, т. В результате Платон выделяет три консервативные, или законные формы государства и три совершенно испорченные, или беззаконные государственные формы. Монархия, аристократия и консервативная форма демократии являются в порядке убывания их ценности законными подражаниями совершенному государству. Однако демократия может перейти в беззаконную форму и продолжать деградировать дальше, впадая в олигархию — беззаконную власть немногих, а затем в тиранию — беззаконную власть одного.

Именно таким образом может быть реформирована тирания — наихудшая форма государства. Можно не сомневаться, что Платон, говоря о великом законоучителе и молодом тиране, имел в виду себя и свои многочисленные эксперименты с молодыми тиранами — в особенности свои попытки реформировать тиранию Дионисия Младшего в Сиракузах. Об этих неудавшихся экспериментах мы поговорим позже. Одна из главных целей платоновского анализа характера политического развития состояла в определении движущей силы любых исторических изменений. В итоге этих рассуждений он открывает закон, в соответствии с которым движущей силой всех политических революций является внутренняя разобщенность, классовая война, подпитываемая антагонизмом классовых интересов. Платон еще раз уточняет формулировку этого фундаментального закона. Он настаивает на том, что только внутренний разлад правящего класса может ослабить его настолько, чтобы допустить его свержение. Этот социологический закон, а также наблюдение, что различия экономических интересов чаще всего оказываются причиной разобщенности, — ключ к философии истории Платона. Более того, это также ключ к анализу Платоном условий, необходимых для установления политического равновесия, т. Платон утверждает, что эти условия были налицо в наилучшем и совершенном государстве древности. Платоновское описание совершенного или наилучшего государства обычно интерпретируют как утопическую про-грессистскую программу. Это, конечно, не относится ко всем платоновским характеристикам наилучшего государства. Эти намеренно не исторические черты платоновских описаний государственных устройств мы обсудим далее, когда будем анализировать этико-политические воззрения Платона. Конечно, Платон, рассматривая примитивные или древние государственные устройства, не имел намерения быть исторически точным. Без сомнения, он знал, что не располагает для этого необходимыми данными. Тем не менее, я полагаю, что он серьезно пытался воспроизвести древние племенные формы общественной жизни с доступной ему точностью. Вряд ли стоит сомневаться в этом, особенно если принять во внимание то, что его попытка во многом оказалась успешной. Иначе и не могло быть, поскольку картина, нарисованная Платоном, является идеализированным описанием воззрений критской и спартанской аристократии. Острая социологическая интуиция позволила ему понять, что государственное устройство Спарты и Крита было не только древним, но и окаменелым, приостановленным, что оно представляло собой остаток еще более древних государственных форм.

И Платон решил, что эти древнейшие формы были также и более стабильными, не столь подверженными изменениям, как современные государственные устройства. Платон пытался реконструировать это очень древнее и, следовательно, очень хорошее и чрезвычайно стабильное государство таким образом, чтобы показать, как оно могло быть свободным от разобщенности, как можно было избежать в нем классовой борьбы и как влияние экономических интересов было сведено там до минимума и держалось под контролем. Вот основные задачи платоновской реконструкции наилучшего государства. Как решает Платон проблему предотвращения классовой войны? Будь он прогрессивным мыслителем, ему, наверное, пришла бы в голову идея бесклассового, эгалитарного общества, — ведь, как показывает его собственная пародия на афинскую демократию, в Афинах существовали мощные эгалитарные тенденции. Однако его цель состояла не в том, чтобы реконструировать возможное будущее государство, а в том, чтобы описать прошлое государство, а именно — государство предка Спарты, которое, конечно же, не было бесклассовым. Это было рабовладельческое государство, и оно — в соответствии с представлением Платона о наилучшем государстве — было основано на жестких классовых различиях. Оно являлось кастовым государством.

"Открытое общество и его враги" Карла Поппера

Поэтому проблема предотвращения классовой войны решается Платоном не путем ликвидации классов, а путем придания правящему классу непререкаемого превосходства. В совершенном государстве все должно быть, как в Спарте: Эту проблему мы рассмотрим позже в этой главе. Пока правящий класс один, его власти никто не может противостоять, и потому классовая война невозможна. Платон выделяет три класса, существующих в наилучшем государстве: Однако на самом же деле здесь только два класса: Тот факт, что Платон подразделяет правящую касту на два класса — вождей и помощников, не делая этого же для класса работников, обусловлен, главным образом, тем, что интерес для Платона представляли только правители. Работники, торговцы и т. Платона совершенно не интересовали, они были для него лишь человеческим стадом, существующим для удовлетворения материальных потребностей правящего класса. Причем Платон заходит так далеко, что запрещает правителям творить суд над людьми из этого класса и вникать в их мелкие проблемы 4. Вот почему так отрывочна имеющаяся у нас информация о платоновских низших классах. Однако некоторые замечания о них Платон все же делает: Это некрасивое замечание иногда утешительно трактуют так, будто Платон не видел места для рабов в своем городе-государстве, но я вынужден показать здесь, что это не так. Действительно, Платон нигде открыто не обсуждает вопрос о статусе рабов в его наилучшем государстве. Однако делал он это в пропагандистских целях. Нигде у Платона мы не найдем ни малейшего намека на то, что рабство следует отменить или хотя бы смягчить. Он делает это совершенно открыто при описании тимократии, которая, напомним, представляла собой, по Платону, вторую после наилучшего государства форму государственного устройства. Вот что он говорит о тимократическом человеке: Поскольку же только в наилучшем государстве качество образования превосходит тимократическое, то с высокой степенью вероятности можно заключить, что в платоновском наилучшем городе-государстве были рабы, которых не истязали, а просто презирали. Закономерно презирая рабов, Платон согласно своей теории, не считает необходимым распространяться на тему рабства. Поскольку только один правящий класс обладает политической властью, с помощью которой человеческое стадо заключается в такие рамки, которые не позволили бы ему выйти из-под контроля, то проблема сохранения государства целиком сводится к проблеме сохранения единства правящего класса. Как сохранить единство правителей? Путем обучения и разнообразных форм психологического воздействия, а также путем подавления экономических интересов, способных повлечь за собой разобщенность. Экономическая воздержанность достигалась и контролировалась в результате введения коммунизма, т. Запрет на обладание драгоценными металлами существовал и в Спарте. Коммунизм распространялся только на правящий класс, единство которого следовало обязательно сохранить; ссоры внутри низшего класса не заслуживали внимания.

Поскольку всякая собственность являлась общественной, то право общего обладания относилось также к женщинам и детям. Ни один представитель правящего класса не должен был знать ни своих детей, ни своих родителей. По мнению Гераклита в отличие от земного мира мир красоты является миром божественного логоса. Законы земного мира являются всего лишь отражением божественного логоса, поэтому они текучи изменчивы. По мнению Гераклита, эти посвященные люди коренным образом отличаются от всего остального народа благодаря своей врожденной прозорливостью, проницательностью интуицией. Эти посвященные люди правильно объясняют исторические события, могут оказывать влияние на них, но, однако обыденная масса людей не принимают и пытаются изгнать из своих рядов. Народной массой управляют люди корыстные, расчетливые, которых Гераклит называл плутократами и демагогами. Такие люди, по мнению Гераклита на народных собраниях много и красиво говорят о нуждах народа, но на самом деле они преследуют свои личные, корыстные интересы. Поппер называет интуицию Гераклита мистикой, а его учения обвиняет в иррационализме. Взгляды Гераклита были продолжены выдающимся Афинским философом Платоном, который называл мир красоты и гармонии миром вечных и неизменных идей. Мир вечных идей Платон противопоставляет изменчивому миру вещей. Вечные идеи обладают божественной сущностью. Поппер утверждает, что мир идей Платона не подвижен, однако как мы знаем эти мысли были характерны для первого периода творчества Платона. Космогоническое учение Платона очень похоже на учение Гераклита. В обоих учениях в центре внимания находится вечно живой мерами воспламеняющийся и мерами потухающий огонь. И Платон, и Гераклит рассматривали огонь и как физический процесс. А как духовную психическую силу, лежащую в основе всего мироздания. Поэтому у них огонь является символом вечной жизни. Поппер критикует общественно-политические взгляды Платона. Как отмечает Поппер, идеальным обществом в учении Платона является государство, основанное на тоталитарной форме правления. Вместе с тем Поппер критикует идею коллективизма и социальной справедливости, занимающие центральное место в общественно-политическом учении Платона. По мнению Поппера, коллектив препятствует реализации творческих возможностей личности. Как отмечает Поппер поведение личности в идеальном обществе Платона регламентирована руководящими директивами правительства. Личность должна подчиниться приказам руководителя. Как отмечает Поппер, такое рабское поведение оправдывается Платоном, потому что люди изначально делятся на исполнителей и руководителей.

Именно это духовное неравенство людей является главной причиной разделения общества на различные социальные слои и классы. В силу своего более высокого духовного развития высшие классы общества должны управлятьа низшие подчиняться им потому что в духовном отношении стоят на более низком уровне. Эти посвященные люди правильно объясняют исторические события, могут оказывать влияние на них, но, однако обыденная масса людей не принимают и пытаются изгнать из своих рядов. Народной массой управляют люди корыстные, расчетливые, которых Гераклит называл плутократами и демагогами. Такие люди, по мнению Гераклита на народных собраниях много и красиво говорят о нуждах народа, но на самом деле они преследуют свои личные, корыстные интересы. Поппер называет интуицию Гераклита мистикой, а его учения обвиняет в иррационализме. Взгляды Гераклита были продолжены выдающимся Афинским философом Платоном, который называл мир красоты и гармонии миром вечных и неизменных идей. Мир вечных идей Платон противопоставляет изменчивому миру вещей. Вечные идеи обладают божественной сущностью. Поппер утверждает, что мир идей Платона не подвижен, однако как мы знаем эти мысли были характерны для первого периода творчества Платона. Поппер критикует общественно-политические взгляды Платона. Как отмечает Поппер, идеальным обществом в учении Платона является государство, основанное на тоталитарной форме правления. Правители государства должны, по мнению Платона, избираться в соответствии с их мудростью, духовной зрелостью, благородством, то есть они должны обладать необходимыми качествами. Правителями идеального общество Платона являются мудрецы, философы. Как считал Поппер в своем общественно-политическом учении, Платон пытается, объединит такие две полярные силы как патриархальный строй и государство. Если обычный человек принимает обстоятельства своей жизни и значение личного опыта в обыденной жизни как нечто само собой разумеющееся, то социальный философ должен якобы изучать жизнь с некоей высшей точки зрения. Он рассматривает индивида как пешку, как не слишком важный инструмент общего поступательного движения человечества. И обнаруживает, что по-настоящему значительными действующими лицами на Сцене истории являются либо Великие нации их Великие вожди, либо Великие классы, либо Великие идеи. Во всяком случае, он пытается понять смысл пьесы, разыгрываемой на Сцене истории, и осмыслить законы исторического развития. Если это ему удается, то он, конечно, может предсказывать будущие события. Поэтому в его силах предоставить политике прочную основу и дать нам практические советы, указывая на то, какие политические действия могут привести к успеху, а какие нет.

Это - краткое описание подхода, который я называю историцизмом. Разработка учебно-методического пособия по расчету релейной защиты электроустановок от коротких замыканий для подготовки бакалавров по направлению Элетроэнергетика и электротехника. Моделирование процесса реализация схемы электронного декларирования. Электронное декларирование — не просто использование электронных документов для таможенного оформления и контроля. Это, в первую очередь, новые технологии с более высоким уровнем формализации и автоматизации. Общими документами оперативного учета являются: After breakfast I аm afraid of nothing Are you afraid of something? I аm afraid of nothing — я не боюсь ничего Before I was afraid but now I аm not afraid I аm tired of everything. Разделение труда предусматривает рациональное распределение работ и трудовых функций работников: Именно поэтому вера в эти первичные знания предшествуют логическому мышлению. С древнейших времен интуиция являлась неотъемлемой частью человеческих знаний. Интуиция всегда рассматривалась как божественное знание, которое не нуждается в доказательстве и не подлежит сомнению. Поппер критикует интуитивное иррациональное знание. Он считает учение Платона о государстве иррациональным. Платон игнорирует интересы индивидуума, он подчиняет их интересам коллектива. Как пишет Поппер, Платон считал, что справедливость есть основной принцип государства. Платон считал, что в кастовом обществе переход из одной касты в другую из одной социальной прослойки в другую приводит к нарушению принципа справедливости. С точки зрения Платона то, что соответствует интересам государства, является справедливым, а то, что не соответствует интересам государства не справедливым. Такую трактовку принципа справедливости Поппер считает тоталитаристской. Поппер отождествляет принцип коллективности и тоталитаризма. По мнению Поппера, альтруизм и гуманизм не связаны с принципом коллективности, а они вытекают из природы индивидуума и связаны с индивидуальностью человека. Поппер обвиняет Платона в том что он противопоставляет общество личности. Поппер в противовес Платону выдвигает свое учение об открытом обществе. Что представляет собой открытое общество? Поппер считает отрытое общество демократическим обществом. Такое общество основано на принципах индивидуализма. Ему противостоит закрытое общество. Платон утверждал, что распад матриархального общества гибель его ценностей привели к духовному кризису, что стало причиной общественных катаклизмов. Однако, по мнению Поппера данное учение Платона об обществе является учением закрытого общества. Поппер учение Платона об идеальном обществе связывал с принципом историцизма по его мнению принцип историцизма объясняет все явления и события исходя хода исторических событий и сущность явлений объясняет различными историческими периодами их особенностями.

Сегодня нищета рабочих на Западе ликвидирована. Всё это противоречит прогнозам Маркса. Уже Фридрих Энгельс в конце жизни признавал, что пролетариат в Англии всё больше превращается в рабочую аристократию и не хочет поддерживать марксистов. Согласно теории экономического цикла Маркса, кризисы перепроизводства раз за разом будут иметь всё более тяжёлые последствия. Кейнс изобрёл систему государственного регулирования экономики, а Рузвельт воплотил эти предложения в жизнь. Суть предложений Кейнса состоит, в частности, в страховании по безработице. Таким образом, капитализм успешно решил проблему предотвращения катастрофических кризисов перепроизводства. Социалисты ждали неизбежной победы на выборах, так как промышленные рабочие постепенно должны были составить подавляющее большинство избирателей, но этого не случилось из-за возрастания доли среднего класса. Сегодня рабочие скорее склонны торговаться о цене своего труда, чем составлять планы революции. Инвестиционные фонды Открытого общества, созданные инвестором Джорджем Соросомвоодушевлены именем и целями книги Поппера. Это контраст между двумя мирами — миром скромного, рационального индивидуалиста и миром тоталитарного полубога. Почему Платон не желает, чтобы лидеры были самобытными инициативными? Он ненавидит перемены и не хочет допустить, чтобы возникла необходимость в переменах. Секрет интеллектуального совершенства коренится в духе критицизма интеллектуальной независимости. Это приводит к трудностям, непреодолимым для любой формы авторитаризма. Авторитарный правитель предпочитает тех, кто повинуется ему, верит ему, подвержен его влиянию. Мы пришли к довольно важному: Институциональный выбор может быть успешно применен лишь для целей, которые имел в виду Платон, т. То, что я действительно критикую, — это тенденцию обременять институты, особенно воспитательные учреждения, невыполнимой задачей выбора лучших. Это никогда не должно быть их задачей. Итак, политическая программа Платона была в гораздо большей степени институциональной, чем персоналистской. Он надеялся задержать политические перемены с помощью институционального контроля за передачей власти. Платон предполагал, что такой контроль может осуществляться с помощью системы образования, в основе которой лежит авторитаристский подход к обучению, т. Вот во что превратил Платон сократовское требование к ответственному политику, состоявшее в том, чтобы любить истину, не стремясь стать экспертом, и быть настолько мудрым, чтобы знать свою ограниченность.

Платон открыто заявляет, что лгать и вводить в заблуждение — одна из царских привилегий правителя: Разумеется, на этот вопрос имеется лишь один ответ: И действительно, в предыдущей главе показано, что платоновский философ — это не преданный искатель мудрости, а ее гордый обладатель. Он — ученый человек, мудрец. Поэтому Платон требует установить правление ученых — софократию, если можно так выразиться. Для того, чтобы понять это заявление, мы должны попытаться выяснить, выполнение какого рода функций Платон считает необходимым требовать от правителей платоновского государства, обладателей знания, людей, по словам Платона, выдающихся в философии. Функции, подлежащие рассмотрению, могут быть разделены на две основные группы — те, которые связаны с образованием государства, и те, которые связаны с его сохранением. Поэтому философ — это человек, который может стать основателем добродетельного государства, общаясь с божественным и упорядоченным, философ должен почувствовать необходимость позаботиться о том, чтобы внести в личный и общественный быт людей то, что он усмотрел в идеальном мире черты идеального государства идеальных граждан. Лишь подлинные философы могут разработать набросок такого государства, так как одни они могут видеть оригинал и подражать ему. Из платоновских социологических теорий мы знаем, что государство, раз учрежденное, будет сохраняться неизменным до тех пор, пока не будет нарушено единство правящего класса. Поэтому взращивание такого класса — это важная охранительная функция верховной власти, функция, которая не должна прерываться на всем протяжении существования государства. Почему тот, кто руководит образованием, должен быть философом? Философское образование, по Платону, выполняет определенную политическую функцию. Оно некоторым образом отличает правителей от всех остальных и воздвигает барьер между правителями и управляемыми. Мне кажется, что идея верховной власти правителя-философа служит ширмой стремлению к власти Платона. Прекрасный портрет верховного правителя — это автопортрет. Каким памятником человеческому ничтожеству является идея правителя-философа! Какой контраст она составляет с простотой и человечностью Сократа, предостерегавшего политика против опасности ослепления собственной властью, совершенством и мудростью и пытавшегося научить его самому важному, а именно тому, что все мы — хрупкие люди. Какое падение — от сократовского мира иронии, разума и честности к платоновскому царству вождей, магическими силами возвышаемых над обычными людьми, хотя и не настолько высоко, чтобы уберечь их от использования лжи или от постыдной сделки шамана — в обмен на власть над своими товарищами поведать им магические рецепты приумножения скота.

Платоновский подход к рациональной социальной инженерии может быть охарактеризован как утопическая инженерия в противоположность другому виду социальной инженерии, который мне представляется единственно рациональным и который может быть назван постепенной, поэтапной инженерией. Утопический подход особенно опасен потому, что он может показаться очевидной альтернативой безудержному историцизму, т. В то же время он оказывается необходимым дополнением менее радикального историцизма — такого, например, как платоновский, допускающего вмешательство человека в ход истории. Утопический подход можно описать следующим образом. Каждое рациональное действие имеет определенную цель. Действие рационально в той степени, в которой цель достигается сознательно и последовательно, причем выбранные средства должны соответствовать этой цели. Если мы хотим действовать рационально, мы должны прежде всего выбрать цель. Кроме того, действительные или конечные цели следует определять тщательно, ясно отличая их от промежуточных или частных целей, которые являются лишь средствами или шагами на пути к конечной цели. Если мы не станем учитывать это различие, нам придется оставить без ответа вопрос о том, способствуют ли частные цели достижению конечной цели — а значит мы не сможем действовать рационально. В сфере политической деятельности эти принципы требуют, чтобы мы, прежде чем предпринять некоторое практическое действие, определили нашу конечную политическую цель или идеальное государство. Только когда мы сформулируем, хотя бы в виде грубого наброска, конечную цель и подучим нечто подобное проекту общества, к которому мы стремимся, — только тогда мы можем начать анализ наилучших способов и средств воплощения этого проекта я наметить план практических действий. Есть и другой подход к социальной инженерии, а именно — постепенную, последовательную или поэтапную инженерию. Этот подход мне представляется методологически безупречным. Применяющий его политик может как иметь, так и не иметь перед своим мысленным взором план общества, он может надеяться, а может и нет, что человечество однажды воплотит в жизнь идеальное общество и достигнет на земле счастья и совершенства. Однако он будет сознавать, что если человечество и способно достичь совершенства, то это произойдет еще очень не скоро, и что каждое поколение людей, а значит поколение наших современников стремится не столько к тому, чтобы его осчастливили — ведь не существует институциональных средств, позволяющих сделать человека счастливым, — сколько к тому, чтобы его избавили от несчастий, которые человечество способно предотвратить.

Тот, кто страдает, имеет право требовать, чтобы были использованы все возможные средства для облегчения его страданий. Поэтому приверженец поэтапной инженерии будет разрабатывать методы для поиска наиболее тяжелых, нестерпимых социальных бед, чтобы бороться с ними, а не искать величайшее конечное благо, стремясь воплотить его в жизнь. Различие здесь не только в словах. В действительности оно очень велико. Это — различие между стремлением облегчить человеческий жребий и практикой, которая, будучи применена, невыносимо усилит человеческие страдания.

  • Сериал лодка любви актеры и роли
  • Ловля рыбы на реках карелии
  • Самодельная пластиковая лодка чертежи
  • Шапка рыболова вов 3.3.5
  • Это — различие между методом, который можно применять в любой момент, и методом, отстаивание которого может послужить удобным поводом для того, чтобы откладывать действие на более поздний срок, когда условия будут более благоприятными. Кроме того, это — различие между единственным до настоящего времени способом улучшения положения дел, приводящим к успеху в любое время и в любом месте, в том числе, как мы увидим, и в Россиии методом, который всегда приводил только к подавлению разума насилием и к отказу либо от самого метода, либо от его первоначального замысла. Общественная жизнь так сложна, что лишь немногие могут оценивать проекты широкомасштабной социальной инженерии — иначе говоря, решать вопросы, осуществим ли такой проект, приведет ли он к действительному улучшению, какого рода возможные страдания могут наступить в процессе его воплощения, каковы средства его реализации. Напротив, проекты, предлагаемые поэтапной инженерией, относительно просты. Ущерб от них не очень велик, исправить их не очень сложно. Используя метод частных социальных решений, можно преодолеть самую большую практическую сложность, касающуюся политических реформ, а именно — использовать для реализации нашей программы разум, а не страсти и насилие. Напротив, утопическая попытка достигнуть идеального государства, используя проект общества в целом, требует сильной централизованной власти немногих и чаще всего ведет к диктатуре. В этом я вижу главный недостаток утопического подхода. Утопический подход может иметь значение только в том случае, если первоначальный проект — пусть даже с определенными уточнениями — останется основой работы до тех пор, пока она не будет завершена. Однако эта работа потребует некоторого времени. Это будет время как политических, так и духовных революций, новых экспериментов и новых событий в политической сфере. Поэтому можно ожидать, что идеи идеалы будут меняться. Государство, казавшееся идеальным тем, кто выработал первоначальный проект, может не показаться таковым их последователям. Стоит лишь это допустить, и весь этот подход гибнет. Метод, требующий сначала установить конечную политическую цель, а затем продвигаться к ней, оказывается бесплодным, если мы допустим, что сама цель может существенно измениться в процессе ее реализации. Все сказанное связано со старым и как бы детским вопросом о том, в какой степени цель может оправдать средства. Не говоря уже о том, что никакая цель никогда не оправдывала все средства, я полагаю, что совершенно конкретная и достижимая цель может оправдать те временные средства, которые не смог бы оправдать более отдаленный идеал. Мы видим, что спасти утопический подход может лишь платоновская вера в абсолютный и неизменный идеал, а также два дополнительных допущения: Лишь эти весьма смелые допущения могли бы позволить нам согласиться, что утопическая методология не является совершенно бесплодной.

    Однако, допущение аконечно же, ложно — рациональных средств определения конечной цели не существует. При отсутствии рациональных методов любые разногласия между сторонниками утопической инженерии приводят к подавлению разума силой. Важно, чтобы моя критика была правильно понята. Я не критикую идеал, утверждая, что идеал никогда не может быть достигнут, что он навсегда останется утопией. Критикуя утопическую инженерию, я на самом деле критикую проекты переустройства общества в целом, т. Утопическая инженерия претендует на рациональное планирование всего общества, хотя мы вовсе не располагаем эмпирическим знанием, необходимым для того, чтобы реализовать это честолюбивое намерение, так как не обладаем достаточным практическим опытом в такого рода планировании, а предвидение социальных фактов должно основываться именно на таком опыте. В настоящее время просто не существует социологического знания, необходимого для крупномасштабной инженерии. Наша западная цивилизация была рождена греками. Они, по-видимому, были первыми, кто сделал шаг от племенного строя к гуманизму. Мне представляется, что существуют некоторые признаки, которые могут быть обнаружены, если не во всех, то в большинстве племенных обществ. Я имею в виду магическое или иррациональное отношение к обычаям социальной жизни и, соответственно, жесткость этих обычаев. При такой форме жизни практически не существовало никаких проблем и не было ничего даже отдаленно сходного с моральными проблемами. Член племени редко попадал в положение, вынуждавшее его сомневаться, каким образом действовать. Правильный путь всегда определен заранее.

    Реферат: "Открытое общество и его враги" Карла Поппера

    Он определен табу, магическими племенными институтами, которые никогда не становятся объектами критического рассмотрения. Основанные на коллективистской племенной традиции, такие племенные институты не оставляли никакого места для личной ответственности. Возможность рациональной рефлексии по поводу встающих перед человеком проблем — вот что составляет коренное отличие нашего образа жизни. В дальнейшем магическое, племенное или коллективистское общество мы будем именовать закрытым обществома общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, — открытым обществом. Переход от закрытого к открытому обществу можно охарактеризовать как одну из глубочайших революций, через которые прошло человечество. Поэтому, когда мы говорим, что наша западная цивилизация началась с греков, это означает следующее: В свете этого мы любопытна история Спарты, которая успешно пыталась остановить такое развитие событий, историю лидера древнегреческой демократии — Афин. Пожалуй, самой главной причиной краха закрытого общества стало развитие морского сообщения и торговли. Тесные связи с другими племенами подрывали господствующее в то время чувство необходимости существования племенных институтов, а торговля, т. Политическая и духовная революция, которая началась с крахом греческого племенного строя, достигла своей высшей точки в V веке до н. Само возникновение философии, на мой взгляд, может рассматриваться как ответ на крах закрытого общества и его магических верований. Философия — это попытка заменить утраченную магическую веру рациональной верой. Она модифицирует традицию теории или мифа и закладывает новую традицию — традицию постановки под сомнение теорий и мифов их критического обсуждения. Закрытое общество и вместе с ним вера в то, что племя — это все, а индивид — ничто, разрушились. Индивидуальная инициатива и самоутверждение стали фактом. Убеждение, согласно которому нет ничего важнее в нашей жизни, чем другой индивидуальный человек, призыв к людям уважать друг друга и самих себя обязаны своим появлением Сократу. Аристотель, несмотря на грандиозность изумительную широту его учения, не был выдающимся, оригинальным мыслителем.

    В платоновский корпус идей он внес, главным образом, систематизацию и глубокий интерес к эмпирическим и, в особенности, к биологическим проблемам. Аристотелевская мысль целиком находится под властью платоновской. Однако, по Аристотелю форма или сущность развивающейся вещи тождественна с целью, результатом или конечным состоянием, в направлении к которому она развивается. Форма или идея, которую Аристотель, подобно Платону, все еще рассматривает как благо, помещена им в конце, а не в начале.

    анализ карл поппер открытое общество его враги

    Таким образом, Аристотель преобразует платоновский пессимизм в оптимизм. Аристотель развил теорию Платона в свою знаменитую теорию естественных мест. Все, что покинуло свое естественное место, имеет естественную предрасположенность вернуться назад. Будучи биологом он предполагал, что чувственные вещи потенциально носят в себе, так сказать, семена своих конечных состояний или своих сущностей. В частности, по этой причине он мог сказать, что форма или сущность находится в вещи, а не, как говорил Платон, до и вне ее. Можно выделить три историцистские доктрины, которые непосредственно следуют из аристотелевского эссенциализма:.

    анализ карл поппер открытое общество его враги

    Следующий шаг в развитии этой доктрины — принятие историцистского метода, т. Эта доктрина приводит к историцистской идее исторической судьбы или неизбежного сущностного предопределения.

     


     
    Магазин "Рыболов -Спортсмен"

    2010 lobzzik.ru - Рыболовные товары, спортивные товары, туристическое снаряжение, литература и видео.